nobody's perfect [naruto]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » nobody's perfect [naruto] » Корзина » Прием у психолога, только в этот раз он наркоман, а пациент без гитары


Прием у психолога, только в этот раз он наркоман, а пациент без гитары

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Название:
Прием у психолога, только в этот раз он наркоман, а пациент без гитары
2. Действующие лица:
Админы-наркоши
3. Время и место действия:
День. Квартира Сая. дежавю прямо
4. Краткое описание:
Не приглашай к себе в гости неадекватных наркоманов, ведь знал же такую простую истину Сай, а не послушался ее. За что и поплатился. Читайте о не совсем просто жизни наркоманов.

0

2

Наруто всегда приходил к Акаши когда ему было плохо, других вариантов даже кажется и не было, ну или же за наркотой, которую тот не всегда ему давал, тут уж как получалось, но нельзя же всегда быть таким эгоистом и выливать на друга весь свой негатив к миру и людям, которые в нем живут, попутно требуя сочувствия, понимания, а главное хорошего с собой обращения, которое нередко заканчивалось сексом. Нет, так нельзя поступать, пора бы уже придти к Саю просто так, без проблем и лишнего негатива, без вопросов. И именно так, сегодня хотел поступить Узумаки — придти к нему как к другу, просто другу с которым можно подурачиться, вот и все. Хотя, пару вопросов к Акаши все-таки были и Наруто очень хотел их ему задать, хотя подсознание говорило о том, что тем самым он только себя расстроит и снова станет злиться на художника.  А  поговорить он хотел с ним о том моменте, когда гуляя вечером возле моря, этот странный, выдающий миру лишь фальшивые эмоции парень рассказал ему правду о том, как Наруто стал наркоманом, а главное кто оказался тем, кто впервые предложил ему отвлечься от бытовых проблем таким вот интересным способом. И это оказался Сай, друг к которому он всегда приходил за поддержкой так как никто другой его с этой проблемой не примет, друг, которому он доверял и которого даже в коей-то мере защищал, оказался именно тем, кто подсадил Узумаки на эту дрянь и поселил в его голове мысли о медленной, но верной смерти, а также никчемности этого мира. Нет, то что этот мир давно прогнил он знал уже давно, видел, когда на улице мать бьет своего ребенка: сильно, безжалостно, крича о том, что лучше бы она вообще его не рожала, когда слышал о том, как напившийся отец изнасиловал собственную дочь и потом Наруто, если была такая возможность находил эту девушку и пытался объяснить ей, что не все потеряно и отец вероятно раскаивается в своем поступке. Но так ли оно все на самом деле? Люди давно разучились банально любить. Да, звучит смешно, но именно из-за того что мы все разучились любить, город и гниет, пускай этого и не видно с первого раза за светом уличных фонарей, за глянцевыми обложками журналов и красивыми, напудренными лицами девушек. Но только вот никто не знает, что за всей это пудрой возможно скрываются синями от недосыпания и слез, от побоев мужа, на шее следы чужих губ тщательно прикрытые тонким шарфом из шелка. Нет, никто этого не увидит, потому что нас не интересуют окружающие, лишь мы сами, но все это есть и знаете, Наруто знает о чем говорит. Ведь его подруга — Харуно Сакура. Тоже относится к этим пускай будет, женщинам. Наруто не раз видел под слоем тональника следы от поцелуев, даже укусов на её шее, но при этом он знал, что у Сакуры нет парня, иначе бы она уже полюбому бы показывалась везде именно с ним. Под слоем всей этой косметики, была явно другая девушка, которую ему удалось увидеть лишь однажды, да и то случайно. Сакура оказалась проституткой, увы, жизнь её сломала, правда о причине этого слома она не говорит до сих пор, в ответ лишь мило улыбаясь губами, на которых тонким слоем нанесен какой-то фруктовый блеск, да идет дальше, оставляя после себя лишь шлейф сладких духов. В тот раз он увидел сломанную девушку и ему было по настоящему страшно, но каждое утро, она снова становилась такой же как и всегда — одной из самых лучших студенток университета. Наруто не знает почему она так поступила, почему стала тем, кем является сейчас, но и осуждать он её не может. Он, наркоман, не вправе осуждать её в выборе собственной жизни. Ведь для каждого из нас она окажется чем-то другим. Кому-то повезет в лотерее, а кто-то спустит все последние деньги и машину в казино, кому-то суждено получить хорошую работу, а кто-то из нас банально помрет от голода в одиночестве. Один хочет выздороветь и все бы за это отдал, а другой сам, медленно но уверенно, да к тому же осозанно гробит себя, не понимая того, что он делает, а даже если и понимает, то банально не знает как остановится. Ведь поверьте, все бросить не так-то и просто.
Постучавшись в дверь, блондин легонько её толкнул, надеясь на то, что дверь поддастся, ведь Сай знал что он должен был придти и ему повезло, дверь и правда была открыта. Пройдя внутрь, при этом крикнув с порога: - Привет Сай, это я! - Наруто спокойно прошел дальше, в гостинную, ведь именно там и хранилась большая часть работ художника.- Ну как там дела с музой, в запой еще не ушла, ты не ослеп, рисовать можешь? - продолжил кричать Наруто, так как сам художник еще не показывался.

+1

3

Последние дни один за одним были похожи на другие, конец творчеству, зато привет алкоголю и наркотикам. Сай и сам не могу понять, что с ним происходит, ранее у него никогда не случались кризисы,  и что сейчас с собой и своим творчеством делать парень не знал, в голове была какая-то пустота, впрочем, после прошлой ночи она нисколько не удивительна. Акаши редко устраивал что –то из вон выходящего, нет устраивал, но вчера это просто перевесило все, что только можно. Кого и чего тогда только не было, в квартире все было раскурочено, лишь его комната оставалась целой и невредимой, туда всем ход был запрещен, хотя парню и пришлось закрыть на несколько замков, но туда пытались прорваться, а он… он сидел и смотрел, даже если бы они что –то и сделали, то в тот момент ему было все равно что и с кем. Может даже какого –то изнасиловали, но какая разница, соседи приходили, он их проигнорировал, кажется, полиция захаживал кого –то арестовала что ли, но как –то ничего не остановила. Почему? Да они неплохую прибыль имели с Сая, к тому же, когда надо, даже Орочимару мог прикрыть. Акашим усмехнулся, Наруто даже не подозревает, за какие деньги его еще не выперли из универа, Сая не выпрут, слишком хороший доход приносит брюнет, а вот эта блондиночка всем уже поднадоела, но что поделаешь , ради немалых сумм, господин Орочимару готов и потерпеть, жаль что вряд ли блондин оценит когда –нибудь вклад Наруто в его судьбу, даже тот, что сам же Акаши и сделал его наркоманом. Все это лишь жалкие формальности, ведь главное, что сейчас все успокоилось, кажется, у Змея и так немало с чем –то проблем, так что ближайшую неделю Сай, как минимум от него, может спать спокойно, что же хоть это радовало. Новая затяжка, Акаши даже представлял, как никотин распространяется по организму, заполняет легкие, загрязняя их, оставляя смолу и прочее, его воображение нарисовало прекрасную картину, но вот только пойти и перенести даже такой легкий рисунок для него было проблемой, ведь как только он возьмется за кисть, то сразу  же все пропадет, будто его голова пуста, как тот лист для рисунка. Что случилось сам Акаши понять не мог, ведь все шло как обычно. Заказы, наркотика, некое подобие учебы, некие моменты угрызения совести, вот и все, а в одно утро, для него оно начинается в час дня, он как всегда, в своей любимой гостиной, сел за холст и не смог даже наброска сделать. Просидел он перед ним наверное часов до двенадцати ночи, даже не вставая с места, просто смотрел, пытался представь картину, заставить свою руку, в который находился просто карандаш, приблизится к холсту и сделать пусть даже несколько черт, но это оказалось куда более сложной задачей, чем он сам себе представлял. Бросив сигару в воду, парень откинул голову, смотря на потолок своей ванной, черт, даже в разводах на нем можно найти настоящее вдохновение, представить как из этих, пока ничего не значащих пятен, появляется картина, раньше, вот такое помешательство, было единственным, что его могло взбудоражить. Когда картина действительно была чем –то важным, важнее времени, которое он прожигал, убивая себя и своих друзей. Но сейчас… он просто видел разводы, пытаясь что –то представить, но вновь не мог, будто воспоминания о картинах его пугали, становилось жутко, с каждой секундой Сай понимал, что все больше и больше теряет себя, отдается полной темноте. Впрочем, насколько Сай знал не только он, даже, по школьной жизни, две пай –девочки  - Сакура и Хината, отдались в мир греха. Почему так сделал первая он не знал, но решил, что как-то , ради прикола, снимет ее себе, так для личного ржача, главное настроение с помощью таблеток выбрать, а вот зачем вторая… нужно было не уходить, от супер богатого клана, а наоборот подмять его под себя, как сейчас это медленно, но верно делал  Неджи. Этот парень со своими взглядами и правилами немного пугал наркомана, но одновременно с этим и восхищал, все же он долгое время противостоял всему, что на него сваливалось, а, как показывает пример Наруто – Сай- Сакура- Хината, это может не каждый, совсем не каждый. Акаши удивлялся, что с ними стало, как они стали такими, ведь в школе… да что там в школе, уже без разницы, что там было, теперь другая – взрослая жизнь. Сай усмехнулся и, насколько это удобно было в такой позе, покачал головой, может именно эти размышления и не делают из него художника? Последнее время он слишком много думает, а это ведь вредно.
Услышав шаги в квартире, Сай нахмурился, однако знакомы голос заставил его вновь расслабиться. Наруто. А ведь он совсем и забыл о нем, забыл, что блондин должен прийти. А может и не должен? Какая по сути разница, есть он или нет, Сай устал, даже от него устал. Не хотелось негатива, хотелось… а вообще ничего не хотелось. По сути, сейчас он просто выпрет Нару и потом уже будет с ним разбираться, нужно сначала себя привести в порядок, а уже потом и давать советы идиотам, а то, по последним своим размышлениям, он ненамного умнее Узумаки, а это уже обидно прямо, самооценка как резко занижается, вот правда просто обидно. «Я убью этого ебанутого блондина, он, что опять забыл, себе мозг после сна вставить в голову? Или может вставил, но не в голову, а в зад? Хотя там тоже занято учиховским …» Акаши покачал головой, злясь на блондина, хотя и понимал, что Наруто не может знать, что у Сая творческий кризис, если , кажется, акаши сам его и позвал. Ничего, выставить Нару за дверь ведь не так и сложно, разозлить, сказать, чтобы тот валил, а будет пытаться войти больше дозы не получит, так как к другим дилерам Акаши его не пускал, хватит для блондина и его самого. Собравшись с силами, Сай все-таки встал, чтобы выставить это чудо из своего дома. Покой и тишина  - все что было ему сейчас нужно,а  Узумаки и эти два эпитета – вещи несовместимые.
Акаши аккуратно вылез из ванны, одежда неприятно облепила тело, лежать в воде, пусть она и была уже холодной, было куда приятнее. Сейчас, конечно, вечно яркий блондин испытает шок. Бледнее обычного, с синяками под глазами, черными, к к ночь глазами, и в черной , мокрой одежде, которая, как вторая кожа, облепила его довольно-таки худое тело. Акаши посмотрел на ноги и вздохнул, он вот честно не помнил, почему его ногти были накрашены черным лаком, за собой он не замечал такой любви к черному. Вытащив пробку из ванной, Сай все-таки, медленно ступая мокрыми босыии ногами по плитке, вышел из ванной. Лишь идя в сторону гостиной, он заметил, что оставляет за собой мокрый след, с его «второй кожи» стекала воды, падая на новый ковер, хотя, после вчерашней гулнки, он таким и не выглядел. Пожав плечами, Акаши все же вышел в гостиную и увидел солнышко… Только вот оно уже не грело своим внешним видом. Как бы все как всегда, но то, что Наруто наркоман было видно невооруженным взглядом. Бледный, растрепанный, синяки под глазами… Он выглядел даже хуже, чем Сай , кажется, в последнее время с блондином даже случилось что –то страшное, или может брюнет так давно его не видел? Все может быть, к сожалению все. Синие губы Сая растянулись в какой – то жуткой ухмылке, вот его творение, самое лучшее, стояло перед ним с застывшим в глазах вопросом, хотя, кажется, этот вопрос там всегда… Сай сдела из солнечного мальчика лишь тень, которая с каждым днем становилось все темнее. Затмение на жизнь Наруто пришло в виде Акаши, старушка с косой, наверное, сейчас блондину куда мелее,  чем  художник.
- Проваливай – лишь одно слово, произнесенное грубым холодным, как и вода, в которой лежал Сай, голосом вернула и его с небес на Землю. Узумаки не должен был видеть своего убийцу и опору в таком состоянии, пусть Акаши сейчас сделает ему больно, но после он придумает отговорку, чтобы убедить Нару в том, что сегодня ничего страшного не произошло, а может и убеждать не будет, а просто переведет тему… как и всегда, и пусть это угасающее солнце будет злиться, но для него также лучше, ему не надо знать, что Сай медленно, но теряет смысл своей жизни, свое творчество, свой талант. Наруто слишком впечатлителен, чтобы видеть такое, Акаши должен всегда быть сильным, хотя бы для него, но сейчас он сломлен и на починку ему надо время – Ты меня не понял? Проваливай – взгляд зацепил белоснежное полотно, рядом с которым он сидел около двенадцати часов, так и не сумев, что –то нарисовать. Так странно, рядом был бардак, а рядом с этим местом был словно ореол какой –то, эту даже было жутко. Сай и пригласил всех, чтобы люди все разнесли, но , кажется, даже это было им не по силе – Ты совсем тупой? Не понимаешь слова проваливай? – с каждым словом голос все грубел, Акаши чувствовал, как тело, согревается, как будто тысячи маленьких иголок врезается в тело, это было и приятно и жутко одновременно, ему надо было обратно, в ледяную воду,  в ней он чувствовал себя защищенным, как птенец в скорлупе.

+1

4

Пройдя в гостинную, Узумаки увидел ту в довольно странном, да что там странном, полностью развороченном виде: все валялось, кое что даже было сломано, создавалось такое впечатление что тут всю ночь банда каких-то фриков, долго и упорно что-то праздновала, с присущим им сумашествеием и желанием разнести тут все по возможности. Может так все и было, черт его знает, ведь Наруто как правило не лез в жизнь художника и никоим образом этой самой жизнью не интересовался, как и его друзьями, исходя из принципа — если Сай захочет, то сам что нужно ему расскажет, в остальных же случаях можно было просто на все закрывать глаза и прикидываться глухим, а он уж поверьте, умел прекрасно это делать, отчего у окружающих зачастую складывалось о нем именно такое мнение, которое он хотел о себе создать, дабы не привлекать слишком пристального к себе внимания по тем или иным причинам. А ведь раньше он такого не мог. Все-таки Акаши слишком сильно на него влияет и от него, этому блондинчику передалась некоторая фальш в эмоциях, которая порою и правда была необходима. Да и кто из нас не врет, а? Каждый из нас в чем-то да врет и можете не отнекиваться, ведь каждый из нас говорил не правду, или что—то скрывал: неудачи на работе, говорил то что нужно, дабы получить желаемое, скрывали от родных те или иные болезни, исходя из того, что это им знать не обязательно, все свои пороки,  врали о просроченной страховке, да и что вообще говорить об этом, ведь вы и сами все знаете, правда? Поэтому трепаться на эту тему нет абсолютно никакого смысла, да и если честно, то и желания никакого нет.
Переступив через какую-то потрепанную книгу, название которой не было видно, из-за пятна непонятного происхождения, Наруто подошел к пустому холсту, наверное единственному, который остался в живых из всех антрибутов этой комнаты и заинтересованно на него посмотрел, осторожно коснувшись пальцами прохладной бумаги. Картины — наверное это было единственным, на что можно было отвлечься, когда тебя захватывает очередной наркотический препарат, где-то Узумаки услышал о том, что один из художников, имени его он сейчас уже явно не вспомнит, но это не сейчас не важно, смысл в том, что этот художник мог рисовать только тогда, когда его мозг и все органы чувств находились в объятии наркотика и только тогда, он мог творить и писать поистинне красивые картины, а потоу не мог отказаться от наркотика, ведь без него, он не мог рисовать, а его творческий талант словно куда-то пропадал, будто его и не було, это удручало мастера и он снова и снова возвращался к наркотику, не желая терять свой талант и в конце концов скончался в своей квартире от передоза. Тогда, когда Наруто еще не знал действий всех этих, пусть будет — веществ. Он не мог понять этого человека и считал его выбор не правильным, но сейчас, он в какой-то степени понимал его, но лишь частично, ведь он знал, на что способен тот же амфетамин. Правда вот в последнее время, а если быть точнее сейчас, когда пустой холст снова напомнил ему об этом рассказе, он понял, что все-таки от чего то в этой жизи надо отказываться, а вот отчего отказаться, это уже личный выбор каждого: от таланта и получить может быть вполне нормальую жизнь и прожить её достойно и осознанно, или же от жизни, но получить талант, вдохновение и то чувство радости, а возможно даже и гордости, когда ты смотришь на свои работы, считая их единственными, ради чего и стоит жить. Наверное пора и Наруто сделать такой выбор, пока не стало слишком поздно и его не отравили на принужденное лечение в какую-нибудь психиатрическую клинику, считая что все это, всего лишь проблема его поврежденного и нарушенного препаратами сознания, а может и еще куда отправят,  кто знает, если уже конечно вообще останется у него такая возможность как выбор, в этой пока что еще его жизни. И что самое хреновое, задумался основательно он об этом только после того, как пролежал в больнице которую жутко ненавидит, несколько недель в коме, после того как его основательно приложило каким-то куском бетона и еще чего-то, радовало только одно, что в тот день свою дрянь он не принимал, отчего не смогли узнать в нем наркомана, а его организм не дал сбоя без дури, за что ему огромное спасибо. Да уж, нас порою толкают на те или иные решения те ситуации, в которых мы чуть не отдаем Богу душу.
Проваливай — да именно это, так сказать, заявление оторвало парня от такого интересного занятия как гипнотизирование пустого холста. Обернувшись, Наруто увидел Акаши, правда вот выглядел он не так как всегда и дело было вовсе не в том, что он был поход на мокрую крысу, а если быть точнее на только что вылезшего на берег утопленника, причем еще и с педикюром, который удостоился от блондина — удивленно поднятых в недоумении брови. Нет, вид утопленника не так сильно заставлял задуматься Узумаки о состоянии брюнета, это заставляли сделать его глаза, которые наверное впервые в жизни выражали хоть что-то, а не были как всегда бездушными и стеклянными, с пофигизмом и присущей им циничностью смотрящие на мир. А еще и эти заявления о том, что Наруто должен тут же убраться из квартиры, ага, щас, никуда он не собирается и пускай художник говорит что хочет, но одного в таком состоянии его явно оставлять нельзя, если кочнено Узумаки уверен в своих ощущениях и верит тому, что подсказывает ему такая странная дама как интуиция и поэтому он, на следующие слова Акаши, просто прислонился плечом к книжному шкафу и сухо ответил: - и не подумаю.
Сай говорит так холодно, пытаясь выставить парня за дверь всего лишь словами, которые как он думает звучат отталкивающе и должны тут же заставить Наруто в срочном порядке выйдя за дверь, оставив этот косплей утопленика в развороченной квартире, с наркотой и всякими режущими предметами одного? Нет, такого он не сделает, несмотря на все то, что он узнал об этом парне. Если он даже возможно и желал ему в первых порывах смерти и мечтал о том, чтобы он окочурился от передоза или же покончил с собой, то потом это просто прошло и Наруто просто смирился с тем, что его жизнь такая какая она есть, а Сай, пускай и был последним ублюдком и добрым понимающим другом с другой стороны, тоже был частью этой жизни и все равно был ему нужен, так что, пускай он говорит что хочет, отнекивается и ругается, но никуда он не пойдет, тем более что и идти то некуда. Домой? Ага, если посмотреть в зеркало, то можно было сразу увидеть, что путь туда ему ничего хорошего не даст. В общагу? Слишком скучно. Шататься без дела по улице? Банально. Пойти к Сакуре или же Учихе? Нет и причины не обсуждаются, да и чего навязываться. 
Знаешь, мне кажется — блондин подошел к пустому холсту и подняв его на руки подошел к окну, которое он смог открыть правда после второй попытки и после того, как поставил кусок бумаги на пол — что он тут ни к чему, да и нервирует он. Так зачем он? - после чего абсолютно споскойно выкинул холст в окно, абсолютно наплевав на то, что об этом может подумать Акаши. - И вообще, может перестанешь играть в русалочку? Не похож. - заметил Наруто, намекая парню на то, что ему не мешало бы переодеться и вообще привести себя в порядок, а то сделал тут с собой непонятно что. Хотя, каждый может позволить себе тот или иной заскок, а Наруто как никто другой понимал, как порою такое необходимо, да и сам он порою старадал подобной лажей.

+1

5

Сай не без раздражения смотрел на Узумаки, который строил из себя спасителя этого мира. Акаши видел, как он , мягко скажем, удивил своим видом блондина, впрочем, он то рассчитывал, что увидев такую картину, тот сразу же уйдет, предпочитая не тревожить художника, но реальность состояло в том, что Нару пошел от обратного. В голубых глазах загорелся огонь спасителя вперемешку с огнем раздражения и ярости. Акаши понимал, что сейчас ему будет не до самобичевания, а придется успокаивать этого самого идиота, который вдруг неожиданно захотел выпендриться и помочь другу.  Сай то думал, что парень его все-таки оставит, когда узнал о том,кто сделал из него наркомана, но все же вновь оказалось прямо наоборот. Наруто даже и не подумал его оставить, ведь его собственное что –то ему ему не позволило. Сай терпеть не мог настолько добрый людей, брюнет уже давно свыкся с той мыслью, что мир погряз во лжи, так что от его слов вряд ли что –то изменится. Одной неправдой больше, одной неправдой меньше и всё все равно будет в порядке. Правда имеет смысл, но уже не такой, как ранее. А его жизнь разве имеет ценность? Правильно нет, все, что ему остается, так это пожить еще десять –пятнадцать лет, да уйти себе на покой, возможно, от передозировки. Единственная правда и то, во что Сай всегда верил было то, что он хочет уйти из жизни сам, зная когда и как это сделает. Нет, у  него абсолютно не было никакой наклонности к суициду, но вот то, что долго он жить не будет – очевидно, так что он предпочтет сам вколоть себе лекарства и умереть. Но все это он сделает при условии того, что выполнит все, что хотел в этой жизни. Ему остается не так и много – всего лишь выставка его картин в Париже – вот и все. Предел всех желаний, чтобы то, чем он дышит и живет просто собрали человек сто ценителей искусства. Пусть даже и отзовы останутся отрицательными, но он выполнит свою единственную мечту. Акаши долгое время смотрел на Наруто, не двигаясь, осмысливая еще одно дело, которое он должн будет завершить. Спасти Нару от того, что он сделал с ним сам. Как бы то не было, но Акаши верит в то, что сможет исправить свою ошибку. Это и логично, учитывая то, что он знает как оказывать влияние на блондина. Нервное состояние Сая совсем не уходило, но он прекрасно понимал, что уже пора взять себя  в руки и выпроводить это из своей квартиры, чтобы хоть что –то с собой сделать. Получить нужный доступ к тому, чтобы вновь начать рисовать, ведь наверняка все дело не в друг исчезнувшем таланте или музы улететла, а в том, что творится у него в голове, ведь она забита самым разным бредом о том, что ему надо делать. Да и вообще Саю вредно думать о своем будущем, а после разговора со старшим братом, на него всегда накатывало нечто такое старнное. Может потому что он чувствовал, что в разы более жалок, чем старший Акаши? Сай провел рукой по своим мокрым волосам, прикрывая глаза и начиная медленно дышать. Сегодня узумаки и так увидел слишком много эмоций в его глазах, слишком много увидел боли, что таится в душе брюнета.
- Не подумаешь? А ты умеешь? – Акаши усмехнулся, открывая глаза. Больше не было перед блондином нервно-истеричного юноша, который на все выплескивает свой негатив, сейчас здесь стоял обычный Сай, который был готов на многое, чтобы его оставили в покое. Так что сейчас брюнет продумал то, как может выгнать Нару, да и не мешало ему к тому еще закончить уборку в комнат, да даже не мешало ее начать, что уж. Сай следил за Нару, мечтая о том, чтобы тот не вынуждал его что –то делать, а сам по –тихому ушел куда –нибудь, к кому –нибудь, чтобы больше, минимум на этой неделе, его не доставал. На этот раз Сай берет отпуск, чтобы поплакаться о своей несчастной жизни, рассказать какой он раздолбай и ублюдок, что никто его не любит и не ценит – то есть делать то, что делает Наруто, когда приходит к нему. А что неплохая ведь идея: сядет перед зеркалом и будет говорить сам с собой, утешая и ругая. Раздвоение личности уже никак не ухудшит его состояние, да и мнение о нем тоже не изменится, так почему бы не попробовать? – Слушай….- закончить он не успел, так как блондин вдруг решил взять все в свои руки. «Он что совсем ударенный?»
Чертов холст, который так ему напоминал о том, что Сай на самом деле огромное ничтожетсов, полетле в окно, а Узумаки, как ни в чем  не бывало, начал строить из себя умницу-разумницу,п коазывая то, какой он крутой и умный, знает как помочь людям. Сай вдруг понял, что все шарики заходят за ролики. Узумаки просто не понимал, что этот белый лист значит для психолога, ведь он, показывая бесталантность Акаши, призывала того к действию, призывал к тому, чтобы тот хоть что –то на нем изобразил. Да, он причинял брюнету огромную боль, стоя посреди комнаты, не тронутый никаким кошмаром, что здесь вчера происходил. Это место, рядом с окном тоже было выбрано не просто так. Улица, живые звуки, люди, природа – все это давало юноше некое вдохновение, ведь в тишине истина изучается, а узнать ее можно только в шуме, когда люди показывают свои эмоции. Люди кричат друг на друга, чтобы они смогли услышать чувства свои и чужие, ведь в момент ссоры сердца людей далеко отдаляются друг от друга, показывая все самые потаенные желания, мысли и страхи, которые только есть у человека. В момент, когда они сбрасывают с себя оковы приличия, манер, правил поведения и культуры, они становятся настоящими дикарями, такими, как их создала природа. Все создается наподобие чего –то другого, человек же отражает в себе суть природы: то он мягок и ласков, от он взрывается, как самый горячий вулкан. В это время Сай и поулчал нужное вдохновение, чтобы рисовать именно на этом мольберте, все самое жуткое что есть в людях. Он изобрел их чувства в моменты, когда они совсем себя не сдерживают: злость, ярость, гнев – все это находило себя в рисунках Акаши, оживало, приобретала свою жуткую форму. Но сейчас юноша бы не смог даже предположить, что именно ему захотелось бы нарисовать, ведь самая настоящая буря всех чувств покрыла его с головой. Наруто перешел запрещенную черту, которую ранее никто не решался перечесь. «Русалочку? Что же помнит ли он те истории, когда русалочки хоронили на дне морском нерадивых моряков? »
- Ты никогда не думаешь о последствиях, в этом твоя проблема, Наруто – холодно проговорил Сай. Несколько шагов вперед, правая рука, азнесенная для удара и сам удар, от котрого блондин сделал несколько шагов назад, практически выпадвая в окно. Как успел ухватить его за одежду, Акаши и сам не понял, но главное то, что он успел. Честно говоря, испытать хоть  что –то от того, что чуть не выбросил блондина в окно, Сай не успел, однако собирался понятно разъяснить этому идиоту о том, что он никто в его жизни. Мокушка Нару торчала из окна, так что прохожие могли полюбоваться светлыми волосами, однако Сай не думал, что самому блондину до шуток. Акаши не давал ему возможности даже дернуться, все ниже наклоняя, так, чтобы Узумаки, повернув голову мог видеть асфальт, об который ударившись, он, возможно, превратиться в лужу из костей, мяса и крови. – Слушай внимательно блондинка. Ты можешь говорить все, что хочешь, ведь на твоей мнение мне плевать, но трогать мои вещи, особенно те, что касаются искусства ты не смей. Твои жалкие пальцы не должна касаться ничего, что относится к чем –то возвышенному, ведь ты всего лишь червяк, пользующий по этому миру. И не говори со мной в такой тоне, а то русалочка может не только утопить, но и выбросить из окна – Акаши даже предположить не мог, что творится у Наруто в голове, ведь такого Сая тот наверняка никогда не видел. В черный глазах действительно была ненависть, которая была готова сжечь все вокруг.

+1

6

Сай сказал, что он никогда не думает о последствиях, ну собственно, в этом была доля своей правды. Ведь Узумаки и правда редко когда задумывался над тем, что будет, что случиться если он сделает так, а не иначе. И в этом была его ошибка...хотя нет, не так, как правильно сказал брюнет - это его проблема. Причем проблема всей его жизни, из-за которой он в большинстве случаев и страдает. Да, иногда приходили в голову мысли о том, что пора бы уже задумываться над тем что и как он делает, но через пару часов все это забывалось и Наруто как и прежде, жил сегодняшням днем, да что там днем, часом, минутой и не думал о том что может случиться. Ведь если он начинал думать о своем будущем, то в большинстве случаев в последнее время, его мысли сводились к смерти, причем к смерти от передоза. Вот он, очередной прокуренный клуб, или же заброшенный дом, который люди бросили уже несколько лет назад по неизвестным причинам, а может банально от того, что камень пришел в негодность и он, сидящий на куче какого-то мусора посреди битых бутылок, камней, извесстки и вводящий себе в вену чистый героин. Причем тот Наруто прекрасно понимал, что та доза, которую он введет себе за раз, разгоняя эту дрянь через кровь по всему организму, мгновенно его убьет, а если и не мгновенно, то он успеет еще даже напоследок увидеть очередную картинку, поверить в то, что все хорошо и он снова вернется туда, откуда начинал. Но, исход всегда все равно был один - он умирает: в муках, или же без них, не важно уже. Довольно мрачноватые мысли о будущем, не правда ли? При том что Узумаки так-то не кололся, да и не собирался этого делать, ведь ему хватает и других, кхм, препаратов, но после всего этого, всех этих мыслей, у него оставалась четкое ощущение, что внезависимости от того что с ним случится, как он будет себя вести и кто будет рядом, он все равно дойдет до шприца и это пугало мальчишку. Словно видение о будущем, которое обязательно случится и не важно, хочешь ты этого или нет. А от этого у него леденели руки,  что говорило о том, что блондин не желает такого исхода. Черт возьми, да и умирать не хотелось. Вот поэтому-то Наруто старается и не думать о последствиях, ведь его мысли обязательно сведутся к одним и тем же словам - ты умрешь.
Вот и сейчас, он не подумал и взамен получил удар от стоявшего рядом Акаши. Удар был не сильный, можно даже охарактеризовать его как тупой и несерьезный, наверное в силу того, что Сай кажется был не такой как всегда, да и его моральное состояние судя по его внешнему виду оставляло желать лучшего, но его хватило, чтобы стоящий рядом с окном мальчишка, сделал шаг назад и оступившись, выпал в окно, причем даже не успев этого до конца понять. Ну ладно, самого падения не было, брюнет успел схватить его за одежду, тем самым прерывая это маленькое убийство по неосторожности, правда и втаскивать его обратно в квартиру он не горел желанием, предпочитая немного подержать Узумаки на краю так называемой пропасти между жизью и смертью. Так забавно, уже который раз, Акаши фактически делает выбор - убить его, или же дать еще помучаться на этом бренном свете? А ведь он мог и правда выпасть из окна и разбиться, став в жизни этого художника, лишь еще одной его картиной, правда уже нарисованной отнюдь не красками, маслом, грифелем или же карандашами, а его телом, кровью, возможно сломанной и вывороченной под неестественным углом рукой, но и не более того. Всего лишь очередная картина, которая просуществует в своем образе лишь пару минут, пока социальные службы, вызванные обязательно собравшейся возле тела толпой, ведь так обычно бывает, когда кто-то умирает на улице, не заберут его в морг, после чего картина уже навсегда исчезнет. Да уж, что-то сегодня его очень сильно задела тема творчества, даже очень. Надо будет направить все это в нужное русло и нарисовать что-нибудь, ведь он тоже умел рисовать и довольно хорошо. Правда вот в последнее время почему-то возможноси к творчеству все не предоставлялось.
Что говорил ему Акаши, Наруто практически не слушал, ведь в этих словах он все равно слышал один и тот же до боли знакомый мотив, который в этой жизни ему уже никогда не забыть, пока он понимает конечно то, что вообще в жизни твориться. Он не возмущался, не строил каких-то недовольных лиц, Узумаки абсолютно спокойно смотрел в лицо напротив и не пытаясь хоть как-то исправить сложившуюся ситуацию. Да и зачем собственно говоря это делать? Он не собирался играть в героя, он вообще ничего делать не хотел - лишь выкинул в окно, в котором сейчас торчала его голова, кусок холста, который явно злил художника. И что, его за это теперь хотят тоже выкинуть, вслед за ним? Кажется Сай вообще не так понял то, что он сделал и собственно говоря почему, а впрочем ладно, не понял, так не понял, а объяснять свои мысли и поступки другим Наруто не умел. Ну что ж, видимо тем мыслям о героине не суждено было сбыться и его жизнь закончится несколько иначе - на улице, все еще теплым трупом с разбитой головой, превращаясь в картинку. Хотя чего он фантазирует? Сай этого не сделает. Может и говорит что сделает, но самом деле он этого не сможет, вот и все. Мы всегда громко кричим о своих возможностях, запугиваем людей и прочее, прочее, и лишь единицы и правда исполняют то, о чем кричат. Может конечно его друг тоже относился к этим единицам, кто знает. Но Узумаки был уверен в одном - Акаши уже и так прекрасно знает, что показал блондинчику рукой на дорогу, где можно рука об руку прогуляться со смертью и этого уже достаточно, свидание все равно состоится. Правда вот сейчас он мог его несколько ускорить.
- Может просто скажешь мне что происходит? - задал вопрос блондин. В его голосе не было и намека на то, что он беспокоиться о парне, скорее это звучало как - может хватит уже ломаться и просто объяснишь, какого же черта?! Он не собирался ему ничего объяснять, извиняться за выброшенный холст, просить затащить его обратно в квартиру, хотя мог сделать это и сам, нет, он этого делать не будет. Хватит. Он так часто выливал на Сая весь тот шлак который копился у него в голове, теперь очередь художника это сделать, если конечно ему этого захочется. Но нет, он снова не смог сдержать себя и схватим брюнета за мокрую футболку, подтянулся к нему и зло выплевая слова, ответил: - может хватит уже, Сай, хватит врать! Ты врешь мне, себе, всем. Прекрати, черт бы тебя побрал! Хочешь добить меня сейчас, валяй!

0


Вы здесь » nobody's perfect [naruto] » Корзина » Прием у психолога, только в этот раз он наркоман, а пациент без гитары