nobody's perfect [naruto]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » nobody's perfect [naruto] » Корзина » Мику, не читай это!


Мику, не читай это!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Название:
Мику, не читай это!
2. Действующие лица:
Amanda & Hatsune Miku
3. Время и место действия:
19:45; дом Аманды.
4. Краткое описание:
Мику, после хорошей прогулки, решила зайти к Аманде. Вроде все ничего, все нормально. Сначала попили чайку, потом поговорили, однако стоило Карпентер уйти из комнаты, как Мику решила прочесть блокнот, который являлся дневником Аманды. Увы, но Мику не успела спрятать его и Карпентер увидела, то, чего по идее, не должна была видеть. Как думаете, Аманда разозлиться?

0

2

"Ох, всё-таки иногда так сложно высказывать свое мнение", - писала девушка в своем дневнике, "Иногда меня так раздражает мой характер. Всегда краснею, всегда боюсь и все подобное. Интересно, а я изменюсь? Или нет? А то с моим характером меня могут часто обманывать и предавать, а так не хочется снова чувствовать эту режущую боль в груди. Боль, да? Черт... Я вспомнила его. Этот чертов Рю. Удивительно, что все так случилось. Влюбилась с первого взгляда и сразу по уши, а не по колени. Но нам тогда было весело, он был хорошим, но вот то, что он сделал нельзя простить, хотя  давно уже его простила. Блин, я уже раз третий пишу об этом. Прошло уже три года, а я все еще вспоминаю о нем. ну... Он же был моей первой любовью, правда печальной и совсем больной. Как же я хочу, забыть об этом. Забыть его улыбки, а также горящие глаза. Хоть он и оказался плохим, но... Он был так мил до того момента. Черт, главное не заплакать. Не хочу плакать снова, я ведь все уже выплакала! Да, нужно взбодриться. Хотя уже вечер и это ни к чему. Нет-нет-нет! Аманда, давай же, взбодрись и снова улыбнулись", девушка слабо улыбнулась, однако улыбка тут же исчезла с её лица, и вспомнился этот Рю, который заставил её пережить что-то замечательное и в то же время ужасное. Нет, они не переспали, не волнуйтесь. В пятнадцать лет Аманда даже не думала об этом, так как считала эти действия и мысли не пристойными и ужасно пошлыми. да и до сих пор она иногда так думает, хоть и понимает, что ей восемнадцать и в её возрасте краснеть от слова "секс" или от фразы "я занималась с ним сексом" совсем плохо, но ничего не могла с этим поделать, такая была Карпентер, и измениться никак не могла, хоть и хотела. А может она плохо старалась? Может быть.
- Аманда! К тебе пришли! - послышался крик матери с первого этажа. Брюнетка тут же вздрогнула и на автомате закрыла дневник, но не убрала, что совсем на неё не похоже. Неужели она была так сильно увлечена мыслями об этом Рю? Брюнетка вышла из комнаты и только собиралась спускаться, как увидела на лестнице Мику, которую никак не ожидала видеть.
- О, Мику. Привет, - улыбнулась девушка и посмотрела на свою подругу, - Пошли, - произнесла японка и пошла в свою комнату, иногда смотря назад, чтобы убедиться, что зеленоволосая идет за ней и не теряется.
- Я принесу вам чаю попозже немного, - произнесла мать, стоящая около лестницы.
- Хорошо, спасибо мам, - с улыбкой сказала Аманда и открыла дверь, пропуская в комнату подругу, а затем, заходя следом, - Чувствуй себя, как дома, - произнесла азиатка, а сама села на пол и посмотрев на девушку, - Так необычно. Не ожидала, что ты зайдешь. Что-то случилось или в гости зашла? - спросила Карпентер, не отводя взгляд с Хатсуне.
- Аманда! Спустись и помоги мне! - вновь послышался голос матери.
- Подожди немного, - немного виновато произнесла брюнетка, встала с пола и вышла из комнаты, оставляя Мику наедине с собой и дневником.

0

3

Погода была сегодня просто чудесная! Солнышко, весь день светившее так яркое и согревавшее все живое, собиралось немного отдохнуть, уступая место луне – властительнице ночи. Южный ветер, мягкий и теплый, обдувал, приятно касаясь кожи, в воздухе появились столь надоедливые комары, вышедшие на охоту. Люди, кто второпях, кто не спеша, шли домой. Кого-то дома ждали родные и близкие, приготовив ужин, готовые выслушать, как прошел день. Кого-то не ждали, а поджидали, чтобы снова отругать за какой-нибудь проступок, и на эмоциях, громко хлопнув дверью, уйти в никуда. А кого-то вообще и не ждали, и не поджидали. И есть в этом как «плюсы» так и «минусы»: никто не будет ставить тебе свои условия, если ты живешь один, ты волен делать, что хочешь. Но в то же время никто не обнимет тебя холодной ночью, не согреет свежезаваренным чаем, не подаст слегка подгоревшую яичницу на завтрак. В прочем, сейчас не об этом. Хатцуне стояла посреди  улицы. В толпе «серой массы» ее бирюзовые хвостики были словно ярким пятном на белоснежном холсте. И, возможно, думала, она так оно и есть. Ведь все из идущих мимо нее, знали куда им идти. У нее же совершенно не было никаких подходящих идей. Все, что ей приходило в голову, не соответствовало ее желаниям и нынешнему прекрасному настроению: идти домой было бы слишком скучно, а гулять вечером в одиночестве не совсем безопасно, и, как назло, она забыла мобильный дома. Мику смотрела на облака, медленно плывущих по синему небу, щедро раскрашенным солнцем в розоватый оттенок, в некоторых местах переходящий в фиолетовый. «Такой же цвет, как и у ее глаз…» Незаметно для самой себя же Хатцуне тронулась с места и пошла по направлению к дому Аманды, свернув с главной шумной улице города. Солнце, словно подтверждая удачный выбор идеи, освещало уличку, и девушке казалось, что все дома стоят, словно в тени, кроме одного единственного дома – дома подруги.
- Добрый вечер, как поживаете? – Мику улыбнулась маме Аманды, которая открыла ей дверь, и была столь же прекрасна, что и подруга Хатцуне.
- А, Мику? Здравствуй. Ты пришла к Аманде? Проходи, она в своей комнате, сейчас позову.
- Спасибо, - девушка прошла в дом. Здесь было так светло и уютно: лучи солнца проходили сквозь открытые окна и заполняли дом теплом, а из кухни доносился приятный запах чего-то вкусненького.
- О, Мику. Привет, - на лестнице стояла улыбающаяся Аманда, ласково поманившая подругу за собой в комнату.
- Так необычно. Не ожидала, что ты зайдешь. Что-то случилось или в гости зашла?
- Что значит не ожидала? – в голосе Мику прозвучала легкая обида, - Я что, не могу просто так зайти к своей хорошей подруге? Или может… Я тебя отвлекаю? Может, к тебе должен прийти молодой человек? – Хатцуне хихикнула, но заметив, что Аманде не понравилась ее шутка, ведь это была не совсем приятная для нее тема, извинилась за свою бестактность.
- Подожди немного, - виновато сказала Аманда и вышла помочь маме, которая ее позвала.
Мику лишь кивнула и посмотрела в след. В комнате, так же как и во всем доме было солнечно и уютно, но было множество деталей, которые отличали ее от всех остальных. На столе стояло несколько фотографий, на которых Аманда улыбающаяся обнималась со своими родителями и друзьями. Одна из них была сделано в то время, когда они с Мику только познакомились, на ней Аманде было около пяти лет. Хатцуне поднялась с пола, улыбаясь своим воспоминаниям, и подошла к столу, чтобы рассмотреть фотографию получше. Тогда они часто проводили время вместе. Мику постоянно искала приключения, шумела, попадала в различные ситуации, а Аманда все это время бережно сдерживала ее пылкий характер, мягко указывая на ошибки и вытаскивая из неприятностей, в отличие от родителей, которые очень сильно ругали Хатцуне за такие выходки. Тогда Аманда была для нее как цветок в пустыне, спасительный остров в океане, солнце во Вселенной, глоток воздуха в космосе. Да и сейчас была, просто слишком многое изменилось: и у Аманды и у Мику появились новые знакомства, новые связи, новые «спасители». Девушка поставила фотографию на место, и тут ее взгляд упал на маленькую книжку, скорее похожую на дневник. Хатцуне заинтересовано коснулась переплета и взяла книгу в свои руки. «Если это дневник, то почему он лежит на столе, а не спрятан в укромное место?» Мику осторожно открыла первую страницу, на которой оказалось подтверждение тому, что на руках у нее, действительно, дневник, а не обычная книга. Увидев это, девушка даже вздрогнула, резко обернувшись, чтобы убидиться в том, что никто не застал ее за этой наглостью. В комнате никого кроме нее не было, и Хутцуне уже было собиралась положить дневник на место, но любопытство ее пересилило. «Что там может быть такого, чего Аманда мне еще не рассказывала? Я просто взгляну и все. Не буду даже читать» Мику снова открыла дневник и быстренько пролистала до последней страницы, решив начать именно с нее. Страница была оформелена очень аккуратно, сразу было видно, что человек вкладывает всю свою душу в эту тетрадку. «А то с моим характером меня могут часто обманывать и предавать, а так не хочется снова чувствовать эту режущую боль в груди» Хатцуне усмехнулась, совершенно не подумав о том, что сейчас она, возможно, совершает то, что как раз и можно назвать предательством человека, которому доверяли. «Да уж, меня тоже легко обмануть» Девушка собиралась перелистнуть страницу, подумав, что Аманда пишет здесь о своем характере, но случайно зацепила взглядом следующую строчку «Я вспомнила его. Этот чертов Рю. Удивительно, что все так случилось. Влюбилась с первого взгляда и сразу по уши, а не по колени» От удивления, Мику застыла, перечитывая несколько раз предложение, но, совершенно не понимая его смысла. «Рю? Кто такой Рю? Почему она мне о нем не рассказывала?» Нахмурившись, Хатцуне с уверенностью продолжила читать дальше. «Не хочу плакать снова, я ведь все уже выплакала!...

+1

4

Зачем же матери понадобилась помощь своей дочери? Всё просто. Нужно было достать кружки, а также красиво положить печенье на поднос, который через пару минут будет унесен в комнату брюнетки ни кем иным, как самой Карпентер. "Зачем же тогда она говорила, что сама принесет?" улыбнулась девушка. Нет, брюнетке нравилось помогать своей матери, однако эта странная непостоянность каплю раздражала, хоть Карпентер совсем не умела злиться. Она за всю свою жизнь и слова против родителям и друзьям не сказала.. да, она имеет свое мнение, но предпочитает его держать в себе, а не говорить кому-то. да, вот такая она слабая, но какая есть, такая есть. Может, если бы она была слишком веселой, то у неё, вполне возможно, не было бы тех людей, которых она действительно может назвать друзьями. Ведь обычно среди всех твоих, так называемых, друзей, есть лишь два-три человека, которые не носят это название, а действительно являются друзьями, которые вряд ли предадут, которые помогут и вытащат из какой-либо передряги. Как говорится: друзья познаются в беде, и везде действует так называемый закон. Карпентер шумно выдохнула, чем привлекла внимание своей матери.
- Что-то случилось? - заботливо спросила она, Аманда лишь улыбнулась и покачала головой, что означала, что все в порядке и все замечательно.
Через пару минут всё было готово, и Аманда, наконец, взяла поднос в руки и понесла его в комнату, перед этим поцеловав мать в щеку и сказав "спасибо". Всю дорогу от кухни до комнаты Аманда боялась пролить чай, уронить печенье или вообще поскользнуться, полетев в них головой и разбив все чашки. "Снова слишком сильно себя накручиваю", улыбнулась девушка, поднимаясь на второй этаж, врезаясь фиолетовыми глазами в поднос и следя за ним. Всё-таки ей не хотелось пачкать пол, проливать чай и всё подобное, хотя бы из-за того, что было немного лень идти за тряпкой и снова возвращаться сюда.
Вскоре Карпентер подошла к своей комнате, и открыл дверь, взявшись одной рукой за ручку.
- А вот и я. Прости, что так долго, - с улыбкой произнесла брюнетка, заходя в комнату и закрывая за собой дверь. Азиатка подняла глаза на девушку и увидела, что та стоит около комода. "Что такое?" спросила себя девушка, а затем увидела в руках подруги свой дневник.
- Мику! - громко произнесла девушка, быстро ставя поднос на столик, подходя к подруге и забирая дневник из её рук. Да, впервые за такое долгое время она разозлилась. Ну, а кто не разозлится, если её вещи просто так возьмут? Без какого-либо разрешения или еще чего-то. Так ладно, если это одежда, школьный дневник, тетрадь или еще что-то, так Мику читала её личный дневник, в котором скрывалось то, что не знали многие. Брюнетка тут же закрыла его и спрятала  в шкаф, немного недовольно смотря на Мику.
- Нельзя ведь читать чужие дневники! - разозлилась Карпентер и закрыла дверь шкафа и осталась стоять около него. На щеках принялся играть румянец, который с каждой минутой становился все сильнее и сильнее. "Она читала! Она читала его! Как она могла? Блин, там же реальный тайны. Как много она прочитала?" спрашивала себя брюнетка. Было ясно, что она паникует и это объяснялось еле видными мурашками на её руках. Вообще Аманда никогда не любила мурашки, сразу чувствуешь себя как-то дискомфортно. Интересно, у неё у одной так? Наконец Карпентер поняла, что сделала и как поступила. Злость тут же отступила, и девушка смущенно повернулась к подруге, смотря в пол.
- Прости, - произнесла девушка, поднимая смущенные глаза на Мику.

0

5

Дочитав запись в дневнике, Хатцуне все еще стояла, держав тетрадь в своей руке, не двигаясь, не мигая, пытаясь понять написанное. Для нее совершенно исчезло понятие времени и пространства, поэтому она даже не услышала, как в комнату вошла Аманда, не смотря на то, что та даже что-то сказала. Мику всегда считала, что она знает о подруге все, так как та ей все рассказывает. Думала, что между ними нет секретов… Все дело в характере девушки. Для нее отсутствие секретов доказательство полного доверия и, самое главное, нужности. Она вообще всегда хотела, чтобы любой человек отдавался ей всецело. Только ей и никому больше. Поэтому каждый раз ревновала, когда кто-либо из ее окружения начинал уделять внимание кому-то больше, чем ей. Хотя, это могло быть не так. Ну, рассказывает человек тебе о какой-то новой подруге, он же не может о тебе же с тобой разговаривать. Но для Мику все это оставалось за гранью контроля. Поэтому сейчас, прочитав то, что не рассказывала ей Аманда, она чувствовала что-то среднее между досадой, обидой и невероятной грустью. Любовь – это самая основная тема в разговоре у подружек. Все девочки только и делают, что рассказывают друг другу о любви. У кого-то она страстная, у кого-то нежная, скромная, у кого-то несчастная и невзаимная, а у кого-то полная экстрима и приключений. И даже если она тайная, все равно нужно поделиться с подругой. Ведь какой же это будет настоящий секрет, если о нем совершенно никто не знает? Держать что-то в секрете намного интереснее с кем-то. «К тому же, неужели Аманде действительно совсем не хотелось поделиться со мной? Чтобы я ее поддержала, успокоила… Совсем? Прошло действительно слишком много времени. Мы потеряли то доверие, что было между нами в детстве. Теперь у Аманды новые лучшие друзья, которым можно доверить все, что на душе лежит. Я не нужна ей больше, зря только пришла…» Руки Мику под тяжестью раздумий ослабли и опустились, в руках все еще находился дневник, открытый на последней странице…
- Мику!
Хатцуне очнулась только тогда, когда Аманда вырвала у нее из рук тетрадь. Посмотрев на подругу, Мику почувствовала, как к глазам подступают слезы. Ей почему-то хотелось, чтобы сейчас этот дом вместе с дневником, вместе с Амандой растворился бы, и все это оказалось просто сном. «Почему? Аманда, почему?!» Ком подкатился к горлу, и захотелось прокричать как можно громче: прокричать все свою боль и обиду. Сердце сжалось сильнее, и Мику опустила и закрыла глаза, чтобы удержать слезы. Ей была неприятна вся эта ситуация. То, что она прочитала, и то, что Аманда теперь сердится на нее. В первый раз за всех их общение. Аманда, которая всегда спокойно терпела ее выходки, ласково успокаивая своим голосом, теперь его на Мику повысила.
- Прости.
От удивления Хатцуне распахнула глаза, но голову не подняла, все еще глядя в пол. «Что? Прости?» Злость дрожью прокатилась по телу так, что Мику сжала сильнее кулаки и стиснула зубы. «Прости говоришь…» Тело сжалось как пружина и, когда девушка уже больше не могла сдерживать напор, ринулось в сторону Аманды.
- Прости?! За что ты просишь у меня прощение, Аманда? – Мику схватила подругу за плечи, из глаз ее прыснули капли слез, она еле сдерживалась, чтобы удержать новые. – За что?! За то, что я прочитала твой дневник? Или за то, что ты молчала все это время? А? Отвечай, когда я у тебя спрашиваю!
Мику сжала руки, которые держала на плечах у Аманды. «Ну почему? Почему ты такая? Аманда, черт тебя побери! Я прочитала твой дневник, а ты извиняешься?!» Взгляд Хатцуне переводила то с одного глаза подруги, то с другого. Она чувствовала, что не может больше сдерживаться, что ей хочется по чему-нибудь треснуть как следует, чтобы успокоиться.
- Ты всегда будешь плакать, если будешь себя так вести, - чуть ли не сквозь зубы прошептала Мику и резко сняла свои руки с плеч Аманды. Эмоций становилось все больше, они накапливались и увеличивались, как снежный ком, нужно было дать им волю, освободить. «Но не здесь. Я не хочу здесь больше оставаться»
- Прости, что прочитала твой дневник. Я пойму, если ты не захочешь со мной больше общаться, - как можно спокойнее сказала Хатцуне, прикрыв глаза и повернувшись к двери. – Спасибо за прием.

0

6

Всё-таки Аманда стала слишком забывчатой, если бы она не оставила дневник на столе, то всё было бы нормально и сейчас они с Мику мило пили чай и разговаривали о всяком разном. Наверняка бы они нашли множество тем для разговора, а также и по рассуждали о чем-нибудь. Иногда дни бывают слишком скучными и сидеть в комнате, зависая в компьютере или просто валяясь на кровати совсем не айс, так что приход Мику определенно оживил пустой день Аманды, хоть и произошло это вечером.
Девушка чуть вздрогнула, когда почувствовала, как Мику схватила её за плечи. Взгляд подруги немного пугал, хотя нет, не пугал, он был просто непривычным, не таким, как раньше. Ведь раньше её глаза были добрыми, а губы всегда складывались в солнечную улыбку.
- Прости?! За что ты просишь у меня прощение, Аманда? За что?! За то, что я прочитала твой дневник? Или за то, что ты молчала все это время? А? Отвечай, когда я у тебя спрашиваю!
Слёзы на глазах подруги удивляли Аманду, а также заставляли сердце изливаться кровью, как будто его только что прокололи, ударили, раскололи и всё подобное. Карпентер просто стояла и молчала, слушаю Мику, не зная, что сказать и что сделать. Она не хотела, чтобы Мику плакала, а также не хотела ссориться из-за такой мелочи, как дневник. Да, дневник не такая уж и мелочь, однако все равно он не так важен, как Мику или любой из друзей Аманды.
- Ты всегда будешь плакать, если будешь себя так вести, - девушка расширенными от удивления глазами смотрела на зеленоволосую и слова не могла связать. Эта ситуация её напрягала, а также заставляла полностью растеряться, потерять себя и просто заблудиться в своих же мыслях."Всегда буду плакать?" переспросила в себе брюнетка, начиная хоть что-то понимать. Японка облокотилась на дверь шкафа, как только Мику отпустила её. В плечах немного пульсировала боль. Всё-таки Аманда не имела хорошую выдержку и сильное тело.  - Прости, что прочитала твой дневник. Я пойму, если ты не захочешь со мной больше общаться, Спасибо за прием.
Карпентер посмотрела на подходящую к дверям подругу, затем посмотрела в пол, а после быстро подошла к ней и взяла её за руку, чуть сжимая её.
- Ты прочитала про Рю, - произнесла Аманда. Нет, это не было вопросом, это было утверждением, обдумав слова своей подруги, девушка поняла, что именно про него и прочитала зеленоволосая, - Я его встретила, когда мне было пятнадцать, и я влюбилась в него, - произнесла Карпентер, вспоминая его лицо, а к горлу начал поступать какой-то непонятный комок. Брюнетка прокашлялась и продолжила: - Наша встреча была мимолетна, а затем оказалось, что мы учимся в одной школе. Так получилось, что мы стали общаться, а затем я призналась ему...Он ответил взаимностью и я была пьяна радостью этим. Однако потом... - на глазах появились слёзы, девушка опустилась на колени, одной рукой всё еще держа руку подругу, а другой, смахивая слёзы с глаз, - потом оказалось, что это был лишь спор, который почти был выигран, если бы я была смелее, - сказала Аманда, чувствуя, как глаза сильнее наполняются слезами. В голове тут же стали помелькать моменты, те случаи, а также раскрытие этого меленького секрета. Карпентер чуть вздрагивала, всё еще пытаясь успокоиться.

+1

7

Вдохнув и задержав дыхание, словно пытаясь тем самым придать себе уверенности, Мику направилась к выходу. Сердце бешено отбивало ритм в висках, все расплывалось из-за слез, и так сложно было двигать телом, словно к каждой конечности было привязано по гире. Подойдя к двери, Хатцуне немного замедлила темп. Каждый раз, в основном, причиной всех ее бед являлись как раз таки вот такие неконтролируемые вспышки гнева. Сколько раз она уже попадалась на удочку своих эмоций, сколько раз страдала из-за своей импульсивности. «И почему время нельзя повернуть вспять? Я бы ни за что не повела бы себя так, если бы мне дали возможность все переиграть. И почему я вдруг вообще начала плакать? Да что со мной? Аманда и то спокойнее, хотя, это ее дневник прочитали!» Вся злость, которая накапливалась в ее сердце с того момента, как она посчитала Аманду неким предателем, все разочарование и обида теперь были направлены на нее саму же, и от этого, к сожалению, стало лишь только хуже. Всегда легче обвинить кого-то, чем признать свои ошибки. «Я не могу просто так уйти. Это будет неправильно. Это не я «жертва», а Аманда» В тот момент, когда Мику собиралась развернуться, чтобы попросить прощения за свое неадекватное поведение, Аманда схватила ее за руку, что слегка сбило с толку Хатцуне и нарушило предполагаемый план действий.
      - Ты прочитала про Рю. Я его встретила, когда мне было пятнадцать, и я влюбилась в него. Наша встреча была мимолетна, а затем оказалось, что мы учимся в одной школе. Так получилось, что мы стали общаться, а затем я призналась ему...Он ответил взаимностью и я была пьяна радостью этим. Однако потом...
Мику ужасно хотелось прервать этот рассказ, сказать, что Аманда не обязана перед ней оправдываться и не обязана посвящать в свои тайны, но она словно лишилась голоса, словно разучилась говорить. Ее подруга все так же продолжала объяснять ситуацию, и на ее глазах уже проступили слезы, а Хатцуне только и могла, что молча стоять, слушать и винить себя в происходящем. Ведь ни кто иной, как она заставляет сейчас эту светлую, милую девушку, стоящую перед ней, переживать те чувства и эмоции снова. Когда Аманда опустилась на пол, Мику по инерции опустилась за ней, немного погодя, обняла и крепко прижалась. Она чувствовала вибрацию тела подруги, легкие вздрагивания и всхлипывания, своим крепким объятием ей хотелось остановить эти процессы и  успокоить, но она лишь сама начала сильнее плакать.
- Прости… Прости меня, пожалуйста, - Хатцуне еще крепче обняла девушку, зарываясь в ее темные волосы, чтобы та не могла ненароком вырваться и прервать исповедь нашей виновницы, - это я во всем виновата. Мне так жаль… Яне хотела, чтобы все так получилось. Я… Я…
Говорить было все сложнее: мешал ком, подкативший к горлу и слезы, в том количестве, при котором уже бывает тяжело дышать. Мику вытерла слезы рукой и, сглотнув, продолжила, пока Аманда не успела ее перебить:
- Я такая эгоистка. Только и делаю, что приношу всем неприятности, и требую к себе внимания. Ты не обязана мне это рассказывать… - немного погодя, добавила, - мама может зайти, а мы тут сидим с тобой полы слезами моем.
Хатцуне тихо засмеялась, хотя ее смех был больше похож на всхлипы. Она разомкнула объятия и посмотрела на подругу. Есть люди, которым не идут слезы, а есть, которым идут. И не смотря на то, что Аманда была и сейчас прекрасна, Мику решила отнести ее к первой категории, желая про себя больше не видеть подругу в слезах. Поправив Аманде челку и нежно вытерев ее слезы со щек, Хатцуне ласково улыбнулась:
- Ты же не сердишься на меня? Давай, не будем больше ссориться, а лучше приступим к тому, что собирались сделать с самого начала? А то чай скоро совсем остынет.

+1

8

"Как же я не люблю плакать. Не хочу плакать. Не люблю, когда кто-то это видит. Даже если это Мику, даже если это Ней или Тен, я не люблю это. Терпеть не могу, ненавижу", думала девушка, сидя на полу и вытирая руками поступившие к глазам слезы. Именно сейчас всё началось сначала. было такое чувство, что Аманда снова переживает то, что пережила уже три года назад. Согласитесь, это странно. Слезы все еще поступали, а комок в горле никак не хотел уходить. Карпентер все еще вздрагивала время от времени и ничего не могла поделать. Знаете, если бы не Нэй, то такое состояние у неё было бы еще несколько месяцев, однако благодаря этому пареньку такого не случилось. Всё же этот парниша - хороший человек, а кто посмеет с этим поспорить, тот получит. Хоть Аманда и тихоня, но она терпеть не может, когда обижают и задевают её друзей, что одно и то же.
- Прости… Прости меня, пожалуйста, это я во всем виновата. Мне так жаль… Яне хотела, чтобы все так получилось. Я… Я…
Аманда еле заметно вздрогнула, когда Мику обняла её. Карпентер уткнулась в шею девушки носом, прижимаясь к ней и продолжая плакать. Ей нравилось ощущение того, что она сейчас не одинока, но вот мокрые щеки её порядком бесили и заставляли сильнее краснеть, чувствовать дискомфорт и еще множество отрицательных качеств. Брюнетка вспомнила, как мать её жалела в тот вечер, и, будем честны, ей это не понравилось. Хоть характер у неё и мягкий, но она все равно не любит, когда её жалеют или делают что-то из этого рода. Да, она самостоятельная, и не может терпеть слова вроде "ой бедненькая несчастная" и все в этом роде, она не выносит это и пытается убежать от этого лживого сожаления.
Я такая эгоистка. Только и делаю, что приношу всем неприятности, и требую к себе внимания. Ты не обязана мне это рассказывать…  мама может зайти, а мы тут сидим с тобой полы слезами моем.
Услышав последнюю фразу подруги, брюнетка поняла, что действительно пора заканчивать с этим всем, так как мама может спокойно зайти в любой момент. Аманда не любила расстраивать и волновать её, точнее ненавидела, поэтому и пыталась быть как можно самостоятельной и серьезней. Да, многие рассказывают мамам обо всем, что с ними происходит, но Карпентер так не может, она предпочитает держать всё в себе и потом в своей комнате всё это выплескивать наружу, сдерживая крики и громкие всхлипывание. Аманда подняла на подругу заплаканные глаза и затем улыбнулась уголками губ. Всё-таки плакать пора заканчивать, так как "лимит" уже прошел Пора вновь улыбаться и показывать настоящую себя. Карпентер улыбнулась шире и вытерла слезы с глаз и с щек, а затем смогла унять дрожь и, покраснев, как рак, посмотрела в глаза подруги.
- Прости, что я тебе этого не рассказывала, - прошептала девушка, все еще пытаясь привести в порядок дыхание и убрать всхлипы. Услышав следующие слова подруги, Карпентер кивнула и произнесла, - Нет, не сержусь, - девушка покачала головой, - Да, стоит начать, а то потом будет не вкусно, - согласилась брюнетка и, так сказать, подползла к столику. Брюнетка взяла две чашки и протянула одну Мику с улыбкой на губах. В конце концов, грусть как рукой сняло, а значит, что всё хорошо и можно продолжать трапезу.
- Ты хочешь узнать про Рю или мне не стоит говорить? - спросила Аманда, делая глоток уже теплого чая и беря в руки одну печеньку. Карпентер вопросительно посмотрела на подругу, пытаясь узнать в её глаза ответ, однако она не смогла этого сделать, и сделал еще один глоток, а затем стала ждать ответа Мику, иногда откусывая от печеньки.

0

9

офф

я сделала это хд

Когда Аманда уткнулась мокрым носом в шею Хатцуне, Мику почувствовала тяжесть ответственности за происходящее. Рука девушки невольно, словно отдельный живой организм, коснулась темных волос подруги и мягкими поглаживаниями попыталась ее успокоить. Причинять боль вот так вот близкому, не желая этого, уже вошло в привычку. Будучи заинтересованной личностью в происходящем вокруг, Мику игнорировала важные нравственные  мелочи, пытаясь обхватить все сразу и наступая все так же на одни и те же грабли, которые каждый раз больно стукали ее по лбу. Ей нужно было влезть в каждый потаенный уголок души человеческой, узнать все и вся, не оставляя совершенно ничего приватного для обладателя этой самой души. Конечно, она действовала исключительно из благих намерений, но совершенно не замечала своего невежества, опустошая людей. В погоне за дружбой и желанием иметь хорошие отношения со всеми, она втаптывала в грязь уже установившиеся, с каждым разом, все глубже и глубже, останавливаясь лишь тогда, когда боль от происходящего охватывала «жертву», и та не могла уже больше терпеть. Хатцуне хочет свободно общаться со всеми, но при этом ее сердце наполняется ревностью, когда кто-то из ее близкого окружения отдает предпочтение кому-то другому, а не ей. Ревность закрывает ей глаза, затыкает ей уши и «писклявым голосом» наполняет голову вредными мыслями. Она пытается с ней бороться, но у нее не всегда выходит. Не вышло и сейчас, поэтому она вновь сорвалась, поэтому вновь попалась в сети недобрых эмоций, и причинила подруге боль. В этом заключается ее эгоизм, в желании быть чьим-то собственником.
Аманда уже в который раз извинилась, и от этого где-то в районе груди Мику вновь сильно обожгло угрызение совести, словно она пролила на себя раскаленный жир. Сейчас эти извинения звучали для нее словно отказ в любви, словно новость о смерти близкого без всякого преувеличения. Боль от понимания того, что она снова совершила грубую ошибку, прокалывала каждую клеточку ее тела ядовитыми иглами. И ядом на этих острых иглах как раз таки и являлись извинения Аманды. «Пожалуйста, не проси больше прощения… Я умоляю тебя, хватит. Не надо. Прекрати. Ты ведь не виновата. Зачем, зачем…»  Предложение приступить к чаепитию было единственным выходом, который пришел в голову Мику, в поисках избавления от этих жутких мучений. «Осадок, конечно, останется, как накипь в чайнике, но так бороться будет уже легче» Приняв красивую фарфоровую чашку из хрупких рук Аманды, Хатцуне сразу же попыталась сделать глоток уже слегка остывшего чая, чтобы промочить сухое горло. Попыталась, потому что на удивление сделать глоток оказалось не так просто. Обычно это объясняется фразой «ком в горло не лезет». Пришлось приложить достаточное усилие, чтобы проглотить, наконец, жидкость. Печенье девушка брать не стала, полагая, что его проглотить уж точно не удастся, хотя, выглядело оно довольно аппетитно, и, опустив чашку на колени, взглянула на подругу, которая наоборот мило принялась за «трапезу». «Ты успокоилась. А это самое главное»
- Ты хочешь узнать про Рю или мне не стоит говорить? – неожиданно для Мику спросила брюнетка.
Хатцуне рассчитывала на то, что тема закрыта, и можно сделать вид, что ничего не произошло, поэтому этот вопрос ввел ее в легкое оцепенение. Конечно, она хотела узнать про Рю, ей хотелось, чтобы Аманда доверилась ей, но она была не настолько эгоистичным и безнравственным человеком, чтобы заставлять ее делать это сейчас. Совесть еще испытывала страшные муки, которые даже не снились создателям китайских пыток. Ее голос эхом раздавался в голове, заглушая все прочие, не подсказывая, к сожалению, как выйти из этой ситуации. Более того, где-то в желудке своими острыми когтями решил пощекотать стенки органа страх. Страх того, что она снова сорвется. Хатцуне знала, что Аманда не заслуживала такого отвратительного отношения. Никто не заслуживал, но она не заслуживала его больше всех. Этот добрый, отзывчивый человек с большим сердцем, который не всегда может довериться, но всегда сохранит твои секреты в тайне, который не скажет тебе, что ты последняя фекалия в лицо, но и не будет говорить плохого за спиной. Этот человек, встреча с которым означает невероятное везение, не заслуживает удара ножом в спину, его нельзя предавать, нельзя заставлять плакать. Слезы этой девушки  равносильны живой воде. Видеть ее несчастной равносильно падению с большой высоты: ты уже знаешь, что не спасешься, чувствуешь приближение неизбежной смерти, и ничего, ничего не можешь с этим поделать. Мику решила, что в данной ситуации уж лучше давиться печеньками, которые в горло не лезут, чем отвечать на заданный вопрос, поэтому схватила сразу две и запихнула себе в рот. Она надеялась на то, что, возможно, Аманда отвлечется, сменит тему, а потом и не вспомнит о чем говорила, но подруга не собиралась сдаваться и терпеливо выжидала ответа. Выбора не было, нужно было что-то сказать. Как можно медленнее Хатцуне «перемолола» печенье во рту и, запив его чаем, чтобы оно легче прошло в пищевод, соизволила, наконец, вставить свое слово:
- Я хочу, но тебе не стоит говорить.
«…Если ты того не хочешь». Голос ее звучал уверенно и даже немного холодно так, что Мику сама слегка удивилась. Проиграв всю ситуацию в бестолковой голове еще раз, она в какой-то момент даже пожалела, что не попросила все рассказать, но все же согласилась с мыслью о том, что это должно быть  искренне желание Аманды, а не ее эгоистичная просьба. Снова примкнув губами к чашке, Мику посмотрела в глаза Карпентер, желая узнать, о чем же она думает и какие действия предпримет на столь неоднозначный ответ.

Отредактировано Hatsune Miku (2012-07-16 07:07:29)

0

10

Растерянные глаза Мику немного беспокоили Аманду, однако она понимала из-за чего она так растеряна. Наверное, и сама Аманда обиделась бы на то, что Мику не рассказала ей о своей первой любви. С какой-то стороны она поступило немного глупо, но с другой стороны она поступила вполне логично и объяснимо. Всё-таки все имеют право на свои тайны, и говорить их даже своим друзьям их иногда не хочется. Может это уж слишком личное, а может для того, чтобы просто не беспокоить. Здесь можно придумать разные случаи и все будут правильным. Карпентер чувствовала себя немного подавленно, так как понимала, что довела Мику до слёз, это расстраивало и заставляло винить себя. Наверное, именно сейчас они были этим похожи, не считаете?
Как вы уже знаете, брюнетка не любит всем рассказывать о своих победах, поражениях, чувствах, проблемах. А зачем? Беспокоить других - это уж слишком по-детски. Дети часто так делают, а Аманда уже большая девочка, которая сама отвечает за свои поступки и действия. Девушка прекрасно понимала, что её подруга хочет узнать о Рю и о том, что же их связывало. Сама Аманда тоже бы этим интересовалась, так как хотелось узнать подробности, и узнать, почему же любовь оказалась фальшивой и ужасной. "Да уж...Уже много времени прошло. Пора переставать плакать из-за него. Но только я его забуду, и он тут же появится вновь в моей жизни. Это немного раздражает, а также дарит какую-то надежду. Стоп. Я люблю его? Нет, вряд ли. Не думаю, что смогу полюбить его еще раз, да и он меня тоже. Как-никак всё закончилось слишком резко и грубо. Предательства прощать нельзя...Но я же его давно простила. правда осадок на сердце остался. Скорее бы забыть его", рассуждала девушка, отпивая немного от чая и задумавшись, смотря в одну точку. На эти пару минут она и забыла про то, что Мику сидит с ней в одной комнате.
- Я хочу, но тебе не стоит говорить.
Аманда лишь улыбнулась и посмотрела на подругу. Девушка поставила чашку на стол и шумно выдохнула. Слезы уже были выплаканы, и это значило, что Аманда уже не будет плакать и спокойной всё расскажет.
- Мне было пятнадцать, и я безумно хотела влюбиться, - начала брюнетка, - Встреча произошло, как я уже говорила, совсем случайно. Я даже подумала, что это судьба. Мы просто столкнулись в парке, а затем оказались в одной школе, правда, он был на год меня старше. Его звали Рю Ямамото и он был замечателен и красив. Наверное, ко мне впервые так относился кто-то из парней, и я была просто рада этому. С первого взгляда я влюбилась его и поверила в такую фразу как "любовь с первого взгляда", - Карпентер усмехнулась и вздохнула, - После трех месяцев общения я призналась ему, а он ответил взаимностью. Я была глупой маленькой девочкой, которая не могла отличить фальшь от правды и я попалась в его сеть. В течение года всё было хорошо, но однажды он решил, что наши отношения дошли до того момента, когда можно лечь вместе в постель, - девушка чуть вздрогнул и обняла ноги руками, - Я не смогла этого сделать, так как боялась, а потом подслушала его разговор с друзьями. Ну, не подслушала, а случайно услышала. Он говорил о том, что я слишком скромная для того, чтобы переспать с ним, а также он сказал, что переспит со мной, потом и тем самым выиграет спор. А спор, какой? Если он переспит со мной, то его друзья дадут ему тридцать тысяч. Цена хорошая и поэтому он так долго притворялся, - Карпентер взяла кружку с чаем и сделала очередной глоток, - Вот так вот всё вышло, - пожала она плечами и улыбнулась уголками губ. Почему-то сразу же стало легче, и Карпентер смогла вздохнуть свободно. "Хорошо, что я ей это рассказала, теперь тайн я от неё не держу никаких", поняла Аманда и шире улыбнулась, поднимая глаза на свою подругу. Девушка взяла очередную печеньку, и чуть откусила от неё, пережевывая и запивая чаем.

0

11

Так получается, что различные "чп" в телевизоре обычно не связываются у нас с реальной жизнью, а считаются явлением инопланетным. Это я, конечно, загнула, но, согласитесь, многие из нас думают, что то, что происходит в "цветном ящике", с нами никогда не произойдет. Точнее даже не то, что думают, а просто представить себе не могут, что их могут ограбить, изнасиловать, отравить или убить пулей в лоб. К чему я, вообще, завела об этом разговор? К тому, что не у каждого подругу на спор хотят заманить в постель, ради тридцати тысяч. Кому расскажешь, подумают, что это сюжет очередной драмы с элементами комедии. Вот и Хатцуне, мягко говоря, не сразу вникла в происходящее, по несколько раз анализируя слова Аманды в голове, пытаясь найти в них хоть капельку фальши, чтобы убедиться в том, что это все ложь, нагло придуманная ложь. Но увы. Это, конечно, не всемирная катастрофа, равносильная концу света, но кто-то (не помню уж кто) писал, что каждый человек - отдельная планета и даже Вселенная, а это значит, что его проблемы можно приравнять к извержению вулкана, цунами, урагану и прочим катаклизмам (даже к разрушению солнечной системы. Хотя, да, я снова загнула). Безусловно, бывают разные проблемы и похуже, но мы их сейчас не трогаем, и говорим именно об использовании чистых искренних чувств, в качестве некого заработка денег.
Некоторое время в комнате висела гробовая тишина. И эпитет "гробовая" в данной ситуации ей, действительно, подходил, и не только потому, что от этой тишины по телу бегали леденящие до кончиков пальцев мурашки. Казалось, было слышно как хрустит пыль под лапками у мухи, деловито расхаживающей по верху книжного шкафа. И уж точно было слышно, как гремит посудой на кухне хозяйка дома. Все это время Мику старательно пыталась подобрать нужные слова поддержки и возмущения. Обычно у нее это не вызывало никаких сложностей, и даже получалось как-то само собой. Ведь поддержка и советы были основными элементами ее жизни, подпитываемые чертой характера, называемой "помочь всем и вся". Но сейчас ничего разумного в голову не приходило, она была совершенна пуста, словно представляла из себя лишь черепную коробку без всяких там мозгов и к нему прилагающихся разного рода органов. Хатцуне было страшно просто открыть рот, чтобы, так сказать, сочинить что-нибудь на ходу, потому что ей, казалось, что все на что она сейчас способна это невнятное "э". Спокойствие, с которым Аманда рассказывала эту ужасную историю, еще больше вгоняло девушку в ступор. Конечно, все это давно в прошлым, но если бы Аманда сейчас плакала Мику хотя бы знала, что может попытаться ее успокоить. А тут было не ясно, нужно ли это вообще - успокаивать, вроде бы и без того спокойного человека. Сделав глоток уже полностью остывшего чая,  Хатцуне внимательно посмотрела на подругу, которая мило поедала свою печеньку.
- Прости, я даже не знаю что сказать,  - немного неуверенно, но все же девушка решила признаться, - Все как-то очень внезапно...
Немного погодя, Мику добавила:
- И что потом? Что ты сделала потом? Сразу рассталась с ним? Или решила проверить его чувства?
Честно говоря, Хатцуне не думала, что будет правильным задавать такие вопросы, но раз уж начали, следует продолжить и покончить с этим наконец.

0

12

Очень трудно всегда быть такой милой и послушной девочкой. Не считаете? Разве можно всё время мериться с тем или иным случаем и ничего не делать против этого? Конечно нельзя, по крайней мере, так не будут делать те, кто действительно хотят жить, и имеет волю к жизни. А те, кому всё равно, могут мериться с теми или иными проблемами, даже не пытаясь с ними разобраться. Мириться с тем, что из тебя сделали виноватую, хотя ты вообще не имеешь к этому случаю отношение. Разве лучше просто молчать, держать всё в себе? Я так не думаю. Жизнь - штука уж слишком сложная, чтобы так быстро сдаваться.
Аманда не удивилась тому, что Мику долго думала, что сказать. Всё-таки человек, который не испытывал это на собственной шкуре не может ничем особо подбодрить или быстро найти нужное слово. В какой-то степени Карпентер была даже рада этому. Почему? Наверное, потому, что ничего лишнего и непонятного не было сказано. Брюнетка уже окончательно успокоилась и именно поэтому на её лице была еле заметная улыбка, которая вскоре исчезла, так как улыбаться, вспоминая тот случай, было не уместно и не особо приятно. Если честно, то Аманда хотела бы увидеть Рю на днях. Увидеть, каким он стал и, может быть, вновь влюбиться в этого урода. Хотя вряд ли они встретиться, так как он уехал за границу жить и учиться. Это определенно облегчило жизнь молодой Карпентер, и именно благодаря этому расставанию она смогла пережить все это, ну, в основном ей помог Нэй, а расставание просто закрыло окончательно все раны.
Слова Мику...Аманда знала, что она скажет, а также знала какими будут её следующие вопросы. В конце концов, было не трудно догадаться, по крайней мере, Карпентер. Японку обрадовало то, что подруга не стала задавать ненужных вопросов, а также говорить не нужные слова. Мику сказала только то, что нужно было, и поэтому на лице Аманды вновь проскользнула улыбка, которая была немного счастливой. Чай уже остыл и поэтому становился не вкусным. Кстати, Карпентер любит только горячий чай, а вот теплый и холодный не любит. Хотя теплый она еще сможет выпить, а вот холодный из бутылок - ни за что. Многие часто удивлялись этому, а также удивлялись тому, что она не любит. Вроде бы уже говорилось о том, что она не любит, а вроде нет...Ну, не особо это и важно сейчас.
- Если честно, то я до последнего надеялась, что это просто галлюцинация, - произнесла с некой иронией Аманда, - А после того, как всё осознала... Продолжила с ним общаться, как раньше, делая вид, что ничего не знаю. Но когда он захотел вновь, так сказать, потолкаться, просто оттолкнула его и ушла. После этого общение закончилось, он делал вид, что не знает меня, а я пыталась делать тоже самое, но иногда это у меня совсем не выходило. Вокруг него было много девушек и это раздражало, а затем мне помогли пережить это, он сам мне еще помог и вот...Всё, - сказала с улыбкой Карпентер и посмотрела на подругу, - Теперь я свободна от этих воспоминаний, - пожала плечами брюнетка и осушила кружку. Девушка поставила чашку на стол и шумно выдохнула. "Всё-таки я не люблю теплый чай...", очередной раз убедилась японка.
- Вот такие вот дела, - закончила Аманда.

0


Вы здесь » nobody's perfect [naruto] » Корзина » Мику, не читай это!